?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] Dec. 14th, 2018

В России вождь — всегда главарь,
Будь царь он, коммунист или с подворотни тварь.

(Из альбома Вики Врадий "Мама, я глупа")

Люблю тебя за силу и смекалку,
И что в получку даришь мне цветы.
Я под тобою, как солдат под танком,
А, как напьёшься, распеваешь ты:

Припев:
Шахтёрский буги!
Шахтёрский буги! О-е!
Шахтёрский буги!
Шахтёрский буги! О-е!

Тебя в забое разглядела сразу,
Хотя ты черный был - такой же, как и все.
Но всё ж в твоих глазах играл какой-то разум,
Еще ты пел с отбойным молотком в руке:

Припев.
Буги-шмуги!

Нам, молодым, дороги все открыты -
Путевку в шахту выпишет райком.
Мечтаю быть твоим я антрацитом,
Ты стань моим отбойным молотком!

Припев.
Буги!

Слепцы незрячего
Поводырем назначили.
Стезя известна -
Крутая бездна.


Иллюстрации (сверху-вниз):
Питер Брейгель Старший. Притча о слепых. 1568 год [Музей Каподимонте, Неаполь]
Александр Таратынов. Питер Брейгель Старший, Притча о слепых. 2011 год [Выставка "Ораниенбаумский эксперимент. Paragone или Спор искусств"]


Червона рута (перевод)

Ну признайся ты мне,
Где взяла свои чары:
Без тебя я все дни
Жил в плену у печали.
Может где-то в лесах
Чудо-зелье искала,
Солнце-руту нашла,
Меня околдовала.

Припев:
Червону руту
Не ищи вечерами
У меня ты одна,
Лишь только ты, не спорь.
Твои красоты -
Это чистые воды,
Это быстрые воды
Синих гор.

Вижу я тебя в снах
Всю в дубравы одету,
По замшелым тропам
Вновь приходишь ко мне ты.
Нет нужды ворожить
На соцветии надежды,
Ведь поверь, что давно
Я люблю тебя нежно.



Примечание: Несмотря на то, что знаком с хорошими переводами этой популярной песни, выполненной другими, все же счел возможным опубликовать собственный, акцент в котором сознательно перенес с любви к девушке на любовь к родине.

I did it my way (перевод)

Вот-вот уже финал,
Предвидя занавес прощальный,
Друзья, я б вам сказал:
Признаюсь, верю изначально,

Прожил жизнь, что полна,
Исколесил дороги света,
И так, как сам желал,
Я сделал это.

Ошибки? Но не те,
Чтоб вспоминать их с сожаленьем.
Я делал то, что должен был,
В душе нет места угрызеньям.

Мой шаг и каждый жест
Всегда был выверен конкретно,
Но так, как сам считал,
Я делал это.

Случалось браться, как и вам,
За то, что мне не по зубам.
Когда же это сознавал,
То нес свой крест, иль отступал.
Но только так, как сам решал,
Я делал это.

Любил, был рад, рыдал
И вкус потерь изведал горький.
Теперь, спустя года,
Забавным кажется все только.

И вот, весь путь пройдя,
Избегну скромного ответа:
"Ах, нет. Ах, нет, не я" -
Я сделал это.

В чем жизни цель? Нажить всего?
Коль не себя - то ничего.
Всегда открыто говорив,
Ни перед кем не лебезив,
Я выиграл бой, я был собой
И сделал это.

Да, я сделал это!

Отель Калифорния

В сумраке автострады мерцающий свет,
Свежий ветер доносит ароматов букет.
В глазах потемнело, становлюсь на ночлег.
У приюта машина покорно замедляет бег.

Вот Она на пороге, колокольчика звон.
В голове промелькнуло: «То ли явь, то ли сон».
Зажженной свечою манит вслед за собой,
Голоса в глубине коридора шепчут наперебой:

"Побывай в отеле Калифорния –
Это чудный дом,
Милы лица в нем.
И всегда в отеле Калифорния
Тьма свободных мест –
Их найдешь ты здесь".

В ней страсть к стильным штучкам, Мерседес-Бенц у ней.
Привезла толпу смазливых парней, так сказать, друзей.
Их безумные пляски, струящийся пот
Заставляли то вспоминать, то наоборот.

И я подозвал официанта: «Любезный, принеси мне вино».
Отвечает: «Такого спиртного здесь не держат давно».
Лишь тихие голоса, зовущие издалека,
Будят в полночь, чтоб нашептать заманчивые слова:

"Погости в отеле Калифорния –
Это чудный дом,
Милы лица в нем,
Что кутят в отеле Калифорния:
Вот сюрприз подстать –
Оправданье дать".

Лед, бокалы с шампанским, зеркала потолка
И ее слова: «Каждый из нас тут – узник собственного греха.
В хозяйских покоях те собрались на пир.
Зверь уже ранен их стальными ножами, но пока еще не убит».

Смутно помню, как в страхе метнулся в проем дверей,
Пытаясь отыскать тот коридор, которым пошел за ней.
Но голос: «Расслабься», – остановил на пути –
«Ты вправе освободить номер, но никогда не сможешь уйти».